Почем опиум для народа...

Весьма информативное расследование РБК 2015 го года о том, каким образом финансируется строительство православных храмов в Москве: 

http://www.rbc.ru/investigation/society/25/05/2015/555dbc3f9a794754d9f7b674

Если коротко:

— землю под участки Москва выделяет безвозмездно. По итогам "публичных слушаний". На которые целенаправленно собираются заинтересованные граждане со всей Москвы. Так что "слушания" — вешь действительно крайне небезобидная.

— строительство самих храмов оплачивается из фондов, в которые жертвует разный бизнес. Добровольно жертвует или нет — а кто его разберет. Но факт тот, что храмы строятся совсем не на средства рядовых прихожан...

Из особо прекрасного:

"Компания (Транснефть) много лет взаимодействует с РПЦ, а также помогает строить мечети в Татарстане и Башкирии."

Ничего личного, просто бизнес.

И вот эта картиночка:

Стоимость типовой церкви

Как видим, если бы верующий сам оплачивал свое место в церкви, то за место в большой церкви  ему бы пришлось выложить от 500 тыс до 1 млн рублей, в маленькой церкви — 360 тыс. рублей.

И это без учета цены земли, которая в Москве совсем недешево стоит.


О спинерах и экономических моделях

Люди, которые охотно аппелируют к "человеческой иррациональности", когда речь идет о моделях экономического поведения, изумляются "иррациональности" нынешней моды на спиннеры.

Хотя в рамках концепции о "человесческой иррациональности" не должны видеть в этой моде ничего удивительного!

Преемственность...

Англичане Майкл Энтони Дейган и Майкл Уилшоу пишут песню "Waterloo Road" - "Ватерлоо-роуд", улица такая в Лондоне -  для малоизвестной сейчас английской группы Jason Crest. Психоделической поп группы,однако.

В 1969 году Jason Crest издают "Waterloo Road" синглом.

В этом же 1969 году француз Пьер Деланоэ переводит эту песню на французский язык.
Французский перевод по смыслу исключительно близок к английскому оригиналу, вот только название улицы Деланоэ заменят на французское.
Музыка, насколько я понимаю, вообще остается без изменений.
Collapse )

Благодарность заводской трубе

Видел вчера удивительную картину.

Женщина на остановке держала на вытянутой руке смартфон, а другой рукой делала в него странные жесты.
Через секунду я осознал что это - глухонемой человек разговаривал по телефону.

Именно разговаривал! Так, как он всегда мог разговаривать лицом к лицу и никогда не мог разговаривать на расстоянии.

Одновременно я понял две вещи - первую, что существуют люди, которым недоступна такая простая, привычная, удобная и неотъемливая от нашей современной жизни штука как телефонный звонок.
И вторую - что появление такого глупого и смешного излишества, как смартфоны с видеокамерами и видеовозывы невидимо для всех, без рекламы, шума и пыли, вдруг открыло им эту возможность.

Просто позвонить. Перенести встречу. Сказать, что опаздываешь. Найти потерянного в толпе родственника. Рассказать о чем-то.

"В Западной Европе в доиндустриальную эпоху Средневековья средняя продолжительность жизни составляла 30 лет. ... Каждый, кому больше 30 сегодня, должен вознести молчаливую благодарность ближайшей, самой мрачной и коптящей заводской трубе, которую увидит." (с) Айн Рэнд

(no subject)

Справедливости ради - смутно помню нескольколетней давности сюжет, как газетенки московских то ли округов, то ли районов (а имя им - легион) публикуя схожие новости и ссылаясь друг на друга весьма успешно продвинули на первое место в поиске какой-то мусор.... и вроде как эта акция оказалась сознательной и координированной.
Так что версия какого-то манипулирования имеет право на существование и должна быть рассмотрена.
Ну и конечно, что Яндекс хотя бы пытается объясниться с аудиторией и нормальным тоном - по нынешним временам дорогого стоит.

Они совершенно не хотят войны...

"Берлин, 27 сентября (1938 г)

Этим вечером в сумерках по улицам города в направлении чехословацкой границы пронеслась моторизованная дивизия. Я вышел на угол улицы Линден, где колонна поворачивала на Вильгельмштрассе, предполагая увидеть огромную демонстрацию. Я представлял себе сцены 1914 года, о которых читал когда-то, как восторженные массы на этой же самой улице бросали цветы марширующим солдатам, а девушки подбегали и целовали их. Несомненно, этот час был выбран сегодня, чтобы застать сотни тысяч берлинцев, выходящих из своих учреждений в конце рабочего дня. Но они быстро исчезали в метро, отказываясь смотреть на все это, а горстка людей, стоявших на краю тротуара в полнейшей тишине, не способна была найти и слова приветствия своим уходящим на славную войну молодым людям. Это была самая впечатляющая антивоенная демонстрация, которую я когда-либо видел. По слухам, сам Гитлер был в ярости. Я недолго простоял на углу улицы, когда от здания рейхсканцелярии на Вильгельмштрассе пришел полицейский и прокричал немногочисленным прохожим, стоявшим на обочине, что фюрер проводит с балкона смотр войск. Некоторые двинулись посмотреть. Я тоже пошел взглянуть. Гитлер действительно стоял там, а на улице и громадной площади Вильгельма не было и двухсот человек. Гитлер выглядел сначала мрачным, потом злым и вскоре ушел с балкона внутрь здания, оставив свои войска маршировать без присмотра. От того, что я увидел сегодня, вновь вспыхнула слабая вера в немецкий народ. Они совершенно не хотят войны."

(с) Уильям Ширер. "Берлинский дневник" (издан в 1941 году).

Это - дневниковая запись. Сделанная за несколько дней до Мюнхенского сговора. Чуть меньше, чем за год до начала Второй Мировой войны.
Когда еще не было известно, что война начнется. Когда еще не было известно, чем она кончится.
Эта запись не окрашена "послезнанием" автора.

Немцы не хотели войны.

Нет, конечно они любили фюрера.
Конечно, они были в восторге от состояшегося полгода назад аншлюсса Австрии. Конечно, они не имели ничего против того, чтобы их "достойную зарплату" обеспечивали военные заказы.  Конечно, они чувствовали себя униженными Версальским миром.
Конечно, через несколько дней они ликовали, что войны не случилось, и что фюрер  "опять всех переиграл".

Но войны они не хотели. Они еще помнили прошлую войну и не хотели новой.

И все-таки, менее чем через год война началась.

Тем, кто говорит: "войны не может быть, никто не хочет войны"  - надо понимать, сколь зыбка эта надежда.