Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Мой комментарий к записи «Об умных утюгах и других цифровизованных товарах, убеждающих человека что…

Блин, да десятилетиями это же просто безобразие какое-то. Это мало.
Это запланированное устаревание!

У дидов надо учиться:

"Перед кроватью стояла колыбель Ульвхильд, дочери Симона. Это была старинная шведская колыбель, которую привезла с собою в Норвегию Рамборг, дочь Сюне. В ней лежали отец и дед Кристин, сама она и все ее братья и сестры. "

(c) Сигрид Унсет, "Кристин, дочь Лавранса".

Особенно доставляет, что Унсет дочь археолога и эти вот все бытовые подробности средневекового бытия передает досаточно аутентично.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Мой комментарий к записи «Поле мнений: прогресс и благополучие, труд и свободное время. ЧТО И ДЛЯ…

А Вы твердо уверены, что приборы, функционально эквивалентные приборам середины 20го века, таки совсем ничем от них не отличаются?

Вы пылесос того времени помните? Железный корпус, дубовый шланг, могучая металлическая труба. ВЕС. И сла-а-а-а-абый поток воздуха. Ну мешок само-сабой не одноразовый.... мелочь конечно, но я вот до сих пор помню каким удовольствием было этот матерчатый мешок вытряхивать...

Стиральную машинку? Они не всегда были автоматами. И не всегда сами грели воду. Функционально то это конечно одно и тоже... но практически — вовсе нет. Ну и качество стирки и отжима изменялось на глазах — если пообращать на это внимание. Это кстати и к вопросу про моющие стредства.

Радиоприемник середины 50х годов проедставляете? Корпус из ценных пород ДСП, габариты, вес... Первый "транзистор" появился в 1954 году и стоил в тогдашних ценах как нынешний iPhone.

Электрочайник? Его конструкция вечна... Но в 50-х годах он металлический — и хорошо так обжигает. А еще спираль торчит у него прямо в воде и вся покрыта накипью. И закипает он как-то подозрительно долго...

Электроплита. Медленно разогревается, плохо регулируется. Сравните с современной плитой.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Мой комментарий к записи «Если строить электромобили для массового рынка, а не для финансовых…

А помните 1880-ые года? Не помните? А зря.

Для массовой автомибилизации в стране (Германии) и в мире не было ни необходимых объемов производства бензина, ни автозаправок, ни распределительных систем.
Бенц покупал бензин для своего автомобиля в аптеках, где бензин продавался как антисептик.
При этом существовали гораздо более распространенные виды топлива - уголь и (если нужно именно жидкое топливо) - керосин. В конце концов спирт. (Дети, задание на дом - почему все-таки двигатели внутреннего сгорания на этих видах топлива так и не получили широкого распространения).
На этом тему можно было закрывать.

Но глупые инженеришки не увидели столь очевидных трудностей - и продолжали клепать бензиновые автомобили (не брезгуя по дороге электрическими и паровыми - сейчас уже кажется все знают, что рубеж в 100 км/сч на суше первым перешагнул электромобиль, а вскоре его достижение было превзойдено паровиком).

И вот в 1907 году (больше 20 лет прошло с героической стокилометровой междугородней поездки мадам Бенц - кто там ржал с мужика, рванувшего в штатах на Тесле в междугороднюю поездку? Представляете, как ржали с Бенцев?), так вот, в США в 1907 году появилась первая бензозаправка более-менее привычного нам вида.
В 1910 началось массовое производство автомобилей Форда - еще ДО появления крупных распределительных сетей.
В начале двадцатых годов в Штатах было уже порядка 10 тыс. заправок, к 1930 - 150 тыс. Рост на порядок.

Так что спрос рождает предложение (и технические решения), а экспоненциальный рост бывает не только у короновируса...

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Мой комментарий к записи «республиканец» от mi3ch

Нет никаких сомнений, что даже в бастионе республиканцев, в Пруссии, подавляющее большинство государственных служащих не были по-настоящему лояльны конституции, в верности которой они клялись. Если бы республике угрожало уничтожение, очень немногие из них задумались бы о помощи. Приверженность долгу заставляла их работать в условиях опасности для государства, как при путче Каппа в 1920 г., но она также заставила бы их работать при свержении правительства. Это был еще один центральный институт, сохранявший верность абстрактной концепции рейха, а не конкретным принципам демократии."

(с) Ричард Джон Эванс, "Третий рейх. Зарождение империи"

Ричард Джон Эванс - британский историк, исследователь новейшей истории Германии (XIX—XX веков), в частности Третьего рейха. Рыцарь-бакалавр (2012). Эмерит-профессор Кембриджа, с 2008 по 2014 год его Regius Professor of History (Cambridge)[en], а с 2010 года также президент Вольфсон-колледжа. Профессор Лондонского университета (1989—1998). Член Британской академии (1993).

Прошу прощения за огромную цитату.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Мой комментарий к записи «республиканец» от mi3ch

Их нейтралитет в данном случае во многом обуславливался свойственным им дотошным следованием долгу, который они должны были исполнять в соответствии со своей клятвой верности. Позже, в 1922 г., правительство представило новый закон, созданный с целью еще больше привязать государственных служащих к республике и применить дисциплинарные взыскания к тем, кто сотрудничал с ее врагами. Но эта мера оказалась относительно неэффективной. Только в Пруссии Карл Зеверинг и Альберт Гржезински, два министра внутренних дел от социал-демократов, предприняли серьезную попытку заменить старых имперских руководителей, в первую очередь в провинциях, на социал-демократов и представителей других партий, лояльных республике. Тем не менее даже эти усилия по созданию системы государственных служб, верных принципам демократии, а также исполненных чувства долга по отношению к действующему правительству, в конечном счете оказались бесплодными. Поскольку Зеверинг и Гржезински считали, что в иерархии высших государственных должностей партии должны быть представлены пропорционально своему представительству в прусском коалиционном правительстве, это означало, что большое число важных постов было занято людьми из таких партий, как центристская, Народная и в некоторой степени Государственная партия, чья верность республике быстро сходила на нет начиная с конца 1920-х гг. В остальной Германии, включая государственный аппарат рейха, попытки реформ даже такого уровня не предпринимались, не говоря уже о каких-либо результатах, а госслужащие были гораздо более консервативными, иногда даже враждебно настроенными по отношению к республике.

Однако проблема была не столько в том, что служащие высших рангов активно помогали в развале Веймара, сколько в том, что сама республика предпринимала слишком незначительные усилия, чтобы гарантировать, что государственные служащие на всех уровнях будут активно поддерживать демократический политический порядок и противостоять попыткам его свергнуть. А те служащие, которые относились к республике с нескрываемой враждебностью (в общем, вероятно, меньшинство), смогли остаться на своих постах без каких-либо вредных для себя последствий. Так, например, один крупный прусский чиновник, родившийся в 1885 г. и являвшийся членом националистической партии после 1918 г., основал целый ряд мелких групп, включавших госслужащих и других людей, целью которых была непосредственная «борьба с рейхстагом, штаб-квартирой красных», расстраивание планов «предателей и безбожников социал-демократов», противостояние «мировой империалистистической власти» католической церкви и, наконец, борьба против «всех евреев». Его антисемитизм, практически не проявлявшийся до 1918 г., стал явным после революции. Он вспоминал позднее: «…если еврей нагло вел себя на перроне или в поезде и в ответ на мое недовольство не прекращал грубить, я угрожал выкинуть его из движущегося поезда… если он сейчас же не заткнется». Однажды он угрожал пистолетом «марксистским» рабочим. Он, конечно, представлял собой исключительный пример госслужащего, враждебно настроенного по отношению к республике. И тем не менее, несмотря на одну судимость за участие в общественных беспорядках, его не сняли с должности, только два раза штрафовали и не давали повышения. «Я всегда, — писал он, — считал слабостью своих политических врагов на службе то, что они каждый раз позволяли мне отделываться легким испугом». Самое плохое, что случилось с ним при республике, это лишение карьерных перспектив.

... продолжение следует

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Они совершенно не хотят войны...

"Берлин, 27 сентября (1938 г)

Этим вечером в сумерках по улицам города в направлении чехословацкой границы пронеслась моторизованная дивизия. Я вышел на угол улицы Линден, где колонна поворачивала на Вильгельмштрассе, предполагая увидеть огромную демонстрацию. Я представлял себе сцены 1914 года, о которых читал когда-то, как восторженные массы на этой же самой улице бросали цветы марширующим солдатам, а девушки подбегали и целовали их. Несомненно, этот час был выбран сегодня, чтобы застать сотни тысяч берлинцев, выходящих из своих учреждений в конце рабочего дня. Но они быстро исчезали в метро, отказываясь смотреть на все это, а горстка людей, стоявших на краю тротуара в полнейшей тишине, не способна была найти и слова приветствия своим уходящим на славную войну молодым людям. Это была самая впечатляющая антивоенная демонстрация, которую я когда-либо видел. По слухам, сам Гитлер был в ярости. Я недолго простоял на углу улицы, когда от здания рейхсканцелярии на Вильгельмштрассе пришел полицейский и прокричал немногочисленным прохожим, стоявшим на обочине, что фюрер проводит с балкона смотр войск. Некоторые двинулись посмотреть. Я тоже пошел взглянуть. Гитлер действительно стоял там, а на улице и громадной площади Вильгельма не было и двухсот человек. Гитлер выглядел сначала мрачным, потом злым и вскоре ушел с балкона внутрь здания, оставив свои войска маршировать без присмотра. От того, что я увидел сегодня, вновь вспыхнула слабая вера в немецкий народ. Они совершенно не хотят войны."

(с) Уильям Ширер. "Берлинский дневник" (издан в 1941 году).

Это - дневниковая запись. Сделанная за несколько дней до Мюнхенского сговора. Чуть меньше, чем за год до начала Второй Мировой войны.
Когда еще не было известно, что война начнется. Когда еще не было известно, чем она кончится.
Эта запись не окрашена "послезнанием" автора.

Немцы не хотели войны.

Нет, конечно они любили фюрера.
Конечно, они были в восторге от состояшегося полгода назад аншлюсса Австрии. Конечно, они не имели ничего против того, чтобы их "достойную зарплату" обеспечивали военные заказы.  Конечно, они чувствовали себя униженными Версальским миром.
Конечно, через несколько дней они ликовали, что войны не случилось, и что фюрер  "опять всех переиграл".

Но войны они не хотели. Они еще помнили прошлую войну и не хотели новой.

И все-таки, менее чем через год война началась.

Тем, кто говорит: "войны не может быть, никто не хочет войны"  - надо понимать, сколь зыбка эта надежда.

Вот, подумалось...

Первые годы жизни тех, кому в 60-х годах прошлого века было по 20 лет, пришлись на 1940-45 годы.

На время, когда страх стать жертвой собвенного государства, если и не исчез совсем, то был потеснен с первого места страхами более понятными и объяснимыми - попасть под бомбежку, умереть от голода, попасть в оккупацию, потерять близких на войне - от рук врага, а не того, кто вроде бы на одной с тобой стороне.
Их детство совсем не было легким, но оно разительно отличалось от детства других поколений советских людей.
Их характер закладывался в окружении других страхов.

А когда они стали подростками и их уже можно было эффективно ломать -  наступил 1953 год и Сталин помер...

Может быть поэтому 60ые годы так удивительно выделяются как на фоне 1930-х, так и 2000-х...