Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Мой комментарий к записи «Дж. Скотт, "Против зерна" - эпатажная теория, подрубившая самые древние…

Про то, что произойдет "зеленая революция" немцы не знали.

Для них единственным способом нарастить производство еды представлялся экстенсивный — увеличить площади пахотных земель.

В самой Германии увеличивать было уже некуда — заняли все.

Колоний, в которых можно было бы выращивать еду у Германии просто не было — и немцы полагали это величайшей несправедливостью, обрекающей следующие поколения немцев на голодную смерть.

Выход виделся один — драг нах хоть куда-нибудь, что можно занять под сельхозугодья. Хоть колонии, хоть не колонии — тут уже немного все равно было. Ну и идея, что местное население надо ликвидировать логически вытекала из вышеизложенного — местные тоже жрать хотят, а тут своим не хватает.

Ну и вот пока население примерно всего мира увлеченно решало земельный вопрос тихо и незаметно произошла "зеленая революция" (которую Вы по всей видимости путаете с борьбой за "зеленую энергетику", но это не оно, это "зеленая революция" 40х годов и она про сельское хозяйство) и оказалось, что "на пожрать" земли уже хватает даже и немцам.

А следом пришел пушной зверек второй демографический переход — и вопрос мальтузианского роста закрылся сам собой.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Мой комментарий к записи «Дж. Скотт, "Против зерна" - эпатажная теория, подрубившая самые древние…

1) Вы будете смеятся, но нет.
А потому что "зеленая революция".

Которая по иронии судьбы началась ровно в тот момент, когда весь мир занимался тем, что ставил друг друга в рамки — в 1943 ЕМНИП.

Очень показательна в этом смысле Германия. Ее площадь и насление до второй мировой войны и в настоящее время практически одинаковы (при некотором изменении что национального состава того населения, что геометрического расположения той площади), однако до войны Германия совершенно критически зависела от импорта продовольствия.

Это была постоянная попоболь немецкого руководства — в мирное время немцы были вынуждены фактически обменивать высокотехнологическую продукцию на еду, в военное время — очень быстро удушались блокадой поставок продовольствия.

Насколько я понимаю, жизнь впроголодь была реальностью для немалого количества немцев.
Причем никакой речи о том, что вот не надо было делать танки, надо было выращивать зерно тут не идет — никаких дополнительных земель для земледелия на территории самой Германии не оставалось уже от слова "совсем".

Отсюда такая зацикленность на отсутствии колоний, отсюда не вполне уже понятное нам желание захватить Польшу и Украину, побивать их население и заселить немецкими фермерами — потому что еды на прокорм еще и местных не хватит, еда должна идти в Германию.

То есть вот это вот понимание, что либо мы сейчас куда-нибудь "дранг", либо просто жрать будет совсем нечего (причем с замечательный идиотизмом рост населения полагался мальтузианским — т.е. получалось, что следующие поколения будут просто вымирать от голода).

Ну а нынешняя Германии — при сравнимой площади и населении — таки мало того, что обеспечивает свои потребности в продовольствии вообще полностью, так еще и крупнейший в Евпропе его _эскспортер_. Гитлер бы в гробу перевернулся...

2) см. п. 1

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Мой комментарий к записи «как тебе такое, Ольга Васильева?» от mi3ch

Меня невероятно умиляет представление о математике, как о науке, практически полностью сводящейся к устному счету. Видимо, что человек из школьного курса вынес - в том и видит пользу математики. А то, что арифметика - это программа первых трех классов - ну как-то забывается со временем.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Жертвы экстраполяции

Берет человек - и часто даже совсем не с улицы человек, а вполне себе ученый - данные по количеству природных ресурсов, потребляемых человечеством по годам. И видит он, что с каждым годом человечество потребляет все больше и больше ресурсов.
А часть из этих ресурсов совершенно невосполнимые!
И берет тогда этот человек - часто, вполне себе ученый - данные по известным объемам ресурсов на земле. И прикидывает, когда же при существующих темпах потребления те или иные ресурсы кончаться от слова "совсем". И оказывается, что будет это совсем скоро.
И начинает это человек - в общем и целом, вполне себе ученый - бить тревогу и пугать остальное человечество тем, что скоро у него, у человечества уже не будет возможности жить так, как оно привыкло жить сейчас, а уж тем более развиваться так, как оно развивается сейчас.
И благодарное человечество пугается будущего и в благодарность называют такого человека - а часто даже вполне себе ученого - нехорошим словом "алармист".

А другой человек - и часто тоже вполне себе ученый - берет данные, по количеству мусора, производимого человечеством по годам. И видит он, что количество этого мусора растет с каждым годом.
И тогда этот человек - и можно даже сказать ученый - рисует ужасающую картину будущего, в котором вся поверхность Земли будет покрыта слоем мусора внушительной толщины.
И тоже бьет тревогу и пугает и без того перепуганное благодарное человечество.

А потом приходит инженер, и вспоминает закон сохранения материи, занакомый всякому, и уж тем более - всякому ученому.
И замечает он, что раз человечество потребляет природные ресурсы и производит мусор, то по этому самому закону сохранения материи все эти самые невосполнимые природные ресурсы вовсе никуда не пропадают, а всего лишь переходят в форму мусора.
И чем меньше природных ресурсов остается в их первозданном виде, тем более ценным источником ресурсов становиться мусор.
И представлять Землю, покрытой изрядным слоем мусора - это все равно, что представлять землю покрытой слоем нефти, руды и прочими ценными материалами. То есть кто ж позволит им просто так, без дела, лежать, расстраивая аборигенов.

А уж добыть что-то полезное из мусора - техническая задача. А человечество, оно такое. Оно на удивление хорошо решает технические задачи.
Особенно когда жизнь прижмет.

Теория катастроф.

Ходите Вы по комнате. Шажок влево - сдвинулись чуть-чуть влево. Шажок вправо - сдвинулись чуть-чуть вправо.
Сделали сначала шажок влево, потом шажок вправо - оказались на том же месте, где были вначале.
Просто, понятно, вольготно (с).

А теперь - сделали шажок вправо - сдвинулись чуть-чуть вправо. Сделали еще шажок вправо - сдвинулись еще чуть-чуть вправо. Всегда же можно вернуться обратно, верно? Еще шажок. Еще. Еще. Еще.
А тут о-па! ДЫРКА В ПОЛУ.

И вот уже почему-то вместо того, чтобы после очередного шажка вправо сдвинуться чуть-чуть вправо - Вы с нарастающей скоростью передвигаетесь вертикально вниз.
Становиться как-то некомфортно.
Вы делаете шажок влево - ну раньше же это всегда работало, правильно? Теперь - НЕ ПОМОГАЕТ.
Причем не только шажки влево, но и шажки вправо, вперед, назад и стояние на месте - все это не меняет направления движения. От слова "никак". НЕ РАБОТАЕТ.
Причем не то, чтобы характер движения не испытывает совсем никаких изменений. Напротив, скорость растет, общее направление вниз хотя и сохраняется, но слегка меняется под действием набегающего потока воздуха.
Но Ваши привычные методики управления своим положением в пространстве не работают.

И тут - ХРЯСЬ. Типа долетели. Нижний этаж.

О! Делаем шажок влево - сдвинулись чуть-чуть влево. Делаем шахок вправо - сдвинулись чуть-чуть вправо.
Сделали сначала шажок влево, потом шажок вправо - оказались на том же месте, где были вначале.
Ой, заработало!

Правда этаж уже другой. И никакая последовательность шажков не приводит на тот этаж, на котором Вы были раньше.
Даже если найти еще одну дырку в полу.

ОСОБЕННО, если найти еще одну дырку в полу...

Такая вот штука.

В математике такие события изучаются теорией катастроф. Причем под "катастрофой" понимается не некое бедствие в бытовом смысле этого слова, а ситуация, когда незначительное, плавное изменение параметров, от которых зависит система, приводит к резким, качественным изменениям в ней.

А мы потом удивляемся, как когда-то Розанов: "Русь слиняла в два дня. Самое большее — в три. Даже “Новое Время” нельзя было закрыть так скоро, как закрылась Русь. Поразительно, что она разом рассыпалась вся, до подробностей, до частностей. И собственно, подобного потрясения никогда не бывало, не исключая “Великого переселения народов”. Там была — эпоха, “два или три века”. Здесь — три дня, кажется даже два. Не осталось Царства, не осталось Церкви, не осталось войска, и не осталось рабочего класса. Чтó же осталось-то? Странным образом — буквально ничего."

Разве может быть что-то опасное во всего лишь еще одном шажке в сторону?...